ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
Национальный Антикоррупционный
Совет Российской Федерации
 
На главную
обратная связь
+7 (495) 725-0000
Главная
Информация
Документы
Программа совета
Антикоррупционные организации России
Органы Государственной власти

Информационный сайт Совета
Документы Увеличить шрифт
[24.10.2006] - "Штормовое предупреждение": Коррупция в российских политических партиях

"Штормовое предупреждение": Коррупция в российских политических партиях



(Анализ. Технологии. Последствия)

Составители доклада

Научный руководитель:
Борис Кагарлицкий, директор Института проблем глобализации, руководитель стратегического совета Контролигархического фронта (КОФР),

Рабочая группа:

Алексей Неживой, руководитель штаба КОФРа,
Семен Жаворонков, пресс-секретарь КОФРа, руководитель фонда "Новая Демократия".




Введение

Уровень коррупции считается одной из существенных проблем современного российского общества. Однако системного представления о масштабах и специфике этого явления на данный момент не сформировано. И сбор данных, и научный их анализ на данном этапе неполны и не представляют возможности создать некоторую цельную картину происходящих процессов. Во многом общественное представление о коррупции и сегодня опирается на мифы и стереотипы, эмоциональные суждения и некорректное обобщение частного опыта.

Тема коррупции постоянно используется в пропагандистских и демагогических целях, причем самые активные обличители нередко заинтересованы в том, чтобы отвлечь внимание от системных противоречий общества, симптомом (а не причиной) которых коррупция как раз и является. С другой стороны, если коррупция чиновников является уголовным преступлением, описанным в законодательстве, гораздо сложнее оценивать «политическую коррупцию» или «моральную коррупцию». В частности, целый ряд практических поступков политиков, рассматриваемых обществом как проявления коррупции, не являются уголовно наказуемыми (например, получение партией денег за включение кандидата в список). Единственно эффективной формой наказания здесь является публичная огласка.

В такой ситуации представляется логичным сосредоточить усилия экспертного сообщества на создании полной и объективной картины отечественной коррупции. Наиболее логичным представляется «отраслевой» подход к проблеме: поэтапное исследование «взяткоемкости» и сложившейся практики злоупотреблений в устойчивых группах общественных, государственных, экономических институтов. Предмет исследования – двойные стандарты политических партий России.

В данном докладе делается первая попытка анализа коррупции и тактики «двойной бухгалтерии» в малоизученном применительно к нашей проблематике секторе политических партий. Доклад не претендует на исчерпывающее освещение темы. Речь идет о выработке методик исследования и создании наиболее общей картины, которая даст некоторую базу для дальнейшего изучения.

В связи с этим в данном исследовании круг объектов для изучения сознательно сужен.

1) Не рассматриваются маргинальные и карликовые организации вне зависимости от их политической ориентации и частоте упоминаний в СМИ. Коррупция в них, вполне вероятно, тоже существует, однако вряд ли она может оказать реальное влияние на общественную ситуацию и политическую стабильность.

2) Не рассматривается «партия власти» «Единая Россия». Коррупционный потенциал этой политической организации слишком снижен спецификой ее «подконтрольного» существования. Тесная связь с исполнительной властью, либо прямая включенность в нее не дает членам этой партии возможности проводить самостоятельные лоббистские акции. Отсюда не следует, разумеется, будто представители «Единой России» являются наиболее честными представителями российской элиты, но свои «коррупционные возможности» чиновники-политики, как правило, реализуют за пределами партийной деятельности. Для других «взяткоемких мероприятий» (например, торговля местами в избирательных списках) остается мало возможности из-за плотного централизованного контроля. Основным «конкурентным преимуществом» партии власти является «административный ресурс». Но это уже предмет для исследования прокуратуры и других надзорных органов, для которых не важно к какой партии относится, скажем, директор госпредприятия - взяточник.

3) Не рассматривается ЛДПР. Информация о коррупции в этой партии общеизвестна и избыточна. На данном этапе трудно отделить реальные данные от сложившихся мифов и стереотипов. Опять же – это предмет исследования для правоохранительных органов в каждом конкретном случае.

В конечном счете, для первичного анализа отобраны четыре наиболее известных и пользующихся реальным политическим влиянием оппозиционных партий. Две «старейших» -- лево-консервативная КПРФ, лево-либеральное «Яблоко» и две молодых – право-либеральный СПС и националистическая «Родина». Легко заметить, что речь идет во всех этих случаях о партиях оппозиционных или претендующих на оппозиционность. Было бы совершенно неверно сделать отсюда вывод, будто в сегодняшней России оппозиция более коррумпирована, чем власть. Но тревожный симптом состоит в том, что оппозиционные политические структуры, претендующие на то, чтобы исправить положение дел в обществе, сами заражены теми же болезнями, что и отечественное чиновничество.

Две из названных партий – «Яблоко» и СПС – в настоящий момент не представлены в федеральном парламенте. Тем не менее, их логично включить в список исследуемых, так как

а) их парламентская история достаточно длительна для того, чтобы предоставить материал для изучения;

б) их активность в регионах достаточно высока, и представители этих партий регулярно участвуют в выборах различного уровня и входят в целый ряд региональных законодательных собраний;

в) нельзя исключить, что эти партии или их представители снова окажутся так или иначе представленными в федеральной законодательной власти.

Таким образом, мы включили четыре вышеупомянутых партии в первичную матрицу, учитывающую наиболее широкие категории: политическая платформа, длительность публичной представительной деятельности, электоральная аудитория.

В качестве первичных методов исследования избраны: анализ открытых источников, интервью с политическими экспертами, информация непосредственно из околопартийных кругов. Для формирования наиболее общего взгляда и предварительного анализа полученные данные представляются необходимыми и достаточными.

По итогам обработки данных, вычисляется некоторый обобщенный показатель под условным названием «рейтинг продажности».

Порядок расчета «рейтинга продажности» партий по 10 бальной шкале:

Рейтинг продажности (предрасположенности к коррупции) политических организаций включает в себя начисление баллов по следующим параметрам:

1. Оценка сведений об участии лидеров (активистов) партии в финансовых и коррупционных скандалах;

2.Оценка сведений о нецелевых тратах партийных средств в ходе избирательных кампаний;

3.Оценка сведений о внутрипартийной деятельности лидеров и руководящих органов

Организации, направленных на расширение коррупционного поля вокруг партии (партийный бизнес)

4. Оценка сведений о лоббистской деятельности партийных депутатов в парламенте (фракция) и на общественно-политическом поле (оказания влияния на какую-либо ситуацию под прогнозируемый заказ);

5. Оценка степени общего коррупционного потенциала той или иной партии.

В данном пункте при расчете учитывается:

а) длительность существования партии;

б) длительность существования партийной фракции в парламенте;

в) численность фракции в период представительства партии в парламенте;

г) активность партии на региональных выборах;

д) численность фракции в период представительства партии в Законодательных собраниях регионов;

е) экстраполированный объем коррупционных средств, прошедших через партию. (Оценка объемов рынка политической коррупции)

Максимальная сумма оценки по каждому параметру отдельно – 2 балла (мин. 0,5)

Более точный анализ, который, несомненно, будет проведен в будущем, может учитывать более детальные факторы. Например, отношение «взяткоемких» и «невзяткоемких» законодательных инициатив партии. Или отношение общего количества партийцев в избирательных списках на выборах разного уровня к участникам выборов, которые вступили в партию непосредственно перед началом избирательной кампании. Однако уже на данном этапе можно сделать вполне определенные, хотя и достаточно общие выводы, свидетельствующие о том, что рейтинг коррупции по «штормовой» 10-балльной шкале у рассматриваемых политических партий явно зашкаливает.

Во-первых, коррупция в оппозиционных политических организациях есть. Причем она получила достаточно полное развитие: схемы и технологии отработаны и поставлены на поток. Основными направлениями привлечения коррупционных средств являются

- экономический лоббизм, подразделяющийся на продвижение частных и корпоративных интересов конкретных лиц и компаний и перенаправление бюджетных потоков в интересах больших отраслевых групп;

- предвыборная продажа мест в партийных списках, подразделяющаяся на удовлетворение личных амбиций богатых граждан и фактическое прикрытие криминальных авторитетов посредством предоставления им депутатской неприкосновенности;

- безответственное привлечение спонсорских денег, фактическое мошенничество с неисполнением взятых на себя обязательств по предоставлению услуг, самих по себе достаточно сомнительных и далеких от задач представительной демократии.

Во-вторых, проблема коррупции в оппозиционных политических организациях вышла за рамки отдельных случаев стяжательства или недобросовестности. Развитие событий таково, что можно говорить о профанации самого политического процесса. Фактически партии перерождаются из политического инструмента народовластия в частный высокорентабельный бизнес, который, естественно, решает не проблемы, стоящие перед обществом, а проблемы собственного роста и эффективного функционирования. Справедливости ради надо отметить, что подобной деградации оппозиционной политики способствуют системные факторы. В частности, оппозиционные партии вынужденно сосредотачивают свою деятельность в структурах представительной власти, возможности которой в значительной степени ограничены. Постоянное участие в бессильных и неэффективных парламентах ведет к систематической деморализации партий, деятели которых прекрасно отдают себе отчет в том, насколько трудно им сделать что-либо для выполнения своей программы на практике. Чем менее партии являются инструментом реальной политики, тем более они становятся инструментами для обогащения собственных лидеров, а их задачи сводятся к поддержанию собственного аппарат.

В-третьих, надо отметить, что коррупция в российской оппозиционной политике зачастую является как бы «вынужденной». В то время, как партия власти и её партнеры могут использовать на федеральном и местном уровне «административный ресурс», оппозиция использует коррупционные механизмы как своеобразный противовес «административному ресурсу». При этом сами по себе коррупционные схемы связывают власть и оппозицию (без доступа к власти эти схемы не имеют смысла). В итоге создается парадоксальная ситуация: оппозиция критикует коррумпированную власть, но сама с этой властью связана через механизмы коррупции.

Наконец, опасность политической коррупции представляется недооцененной. Частные случаи попыток проникновения криминала в легальную власть или предоставления необоснованных преференций отдельным хозяйствующим субъектам отчасти затемняют общую картину. На самом деле, отвлеченные на решение корыстных задач парторганизации перестают выполнять свою основную функцию – представительство интересов электората. В конечном счете, это ведет к отчуждению от власти народа, гражданской деморализации населения, апатии и чувству собственного бессилия, овладевающему людьми. Подобное положение дел несовместимо с развитием демократии.


***

КПРФ. Рейтинг продажности: 8,6

***

Партия «Яблоко». Рейтинг продажности: 7,9


***

Партия «Родина». Рейтинг продажности: 6,5


***


Политическая партия Союз правых сил (СПС). Рейтинг продажности: 7,3


***


Заключение

Политическая коррупция в условиях современной России – явление глубоко закономерное. Она не просто широко распространена и всепроникающа. Она является одной из форм своеобразной интеграции политического пространства, связывая всех со всеми – бизнесменов с политиками, оппозиционеров с правительственными чиновниками, криминальных авторитетов с борцами за правопорядок.

Коррупция в России не может быть объяснена личной жадностью политиков и чиновников, к которым вполне применима классическая формула Михаила Булгакова: люди как люди, только квартирный вопрос их испортил.

Больше того, опыт российской оппозиции показывает, что заниматься выборами, агитацией на телевидении или другими формами работы с «политическими технологиями» невозможно, не замаравшись в той или иной мере о коррупционные схемы. Политические технологии и коррупционные схемы принципиально неразделимы, по крайней мере – в условиях нашей страны.

С другой стороны, объективные причины коррупции не снимают личной ответственности с политиков. Тем более, что на практике мы видим стремление политических лидеров не к минимализации, а напротив, к максимизации коррупционных схем.

Выходом из ситуации может быть лишь появление нового поколения оппозиционных политиков и организаций, более тесно связанных с обществом и массовыми движениями. Преимущество массового движения состоит в том, что хотя оно тоже не имеет абсолютного иммунитета к коррупции, оно стихийно «гасит» коррупционные импульсы – всех подкупить невозможно, каждому пикетчику взятку не дашь.

С другой стороны, ответом на развитие коррупции в оппозиционных рядах является открытость и переход к демократической практике. Массовость сама по себе не является гарантией от коррупции (как показал опыт КПРФ), если нет открытости и демократических процедур.

В условиях демократической процедуры и открытой дискуссии политики не перестанут брать деньги у спонсоров (в противном случае они просто не смогут участвовать в выборах), но они потеряют возможность торговать своей политической позицией, поскольку не смогут провести договоренную со спонсором линию через демократически избранные и гласно функционирующие органы.

В данной связи ключевым вопросом является не гласность в отношении источников получения средств, а демократические процедуры принятия решений об использовании ресурсов и контроль за исполнением этих решений.

Конкретным механизмом борьбы с политической коррупцией может стать институт первичных выборов («праймериз»), вовлекающих активистов и сторонников партии в формирование избирательных списков. Левым силам могут быть рекомендованы открытые «праймериз» с участием актива социальных движений.

Неготовность той или иной политической силы к открытым и демократическим процедурам может служить показателем потенциального уровня коррупции, даже если это сила новая, находящаяся в стадии формирования и ничем пока себя не запятнавшая.

В конечном счете, борьба с коррупцией в политике, если относиться к ней не пропагандистски и демагогически, а системно, оборачивается работой по реформированию всей системы политических партий и организаций, их взаимоотношений с государством и обществом. Речь идет, таким образом, о движении к новой политической системе.
Источники:

«Информация о серьезных недостатках и низкой эффективности военно-технического сотрудничества России с зарубежными странами.» Письмо начальника Контрольного управления администрации президента РФ А.Н. Ильюшенко руководителю администрации президента РФ С.А. Филатову от 25 ноября 1993г.

«Левые доходы правых зависят от курса доллара» ("Московский Комсомолец", 26.11.2002)

«Пришли мальчики с деньгами». ("Коммерсантъ-Прикамье", 17.07.2003)

«Серийный предатель» (журнал «Компромат», 09.02.04))

"Сколько стоят правые" ("Газета", 13.10.2003)

«Они сражались за “Родину”», («Псковская губерния», 20.10.2004)

«Очень хороший знакомый» ("Официальный сервер Сергея Глазьева", 25.03.05)

«К власти по трупам», ("Московский комсомолец", 22.04.05)

«Политический самострел» ("Комсомольская правда", 02.12.2005)

«Деньги правых ушли налево» («Русский курьер», 22.01.2004)

«Две трети избирательного бюджета СПС было расхищено» («Газета», 21.01.2004)

«США отдохнут и опять заплатят» («Стрингер», 30.04. 2004)

«Ничей мальчик» («Компания», 29.08. 2005)

«Хакамада купила квартиру на предвыборные средства», ("Версия", 15.11.2004)

«Немцов и Чубайс тайно продали...» («Русский курьер», 10.12.2004)

«Скушай "Яблочко" - депутатом станешь» («Российская газета», 16.07.2003)

«Яблоко» отказалось от $ 700 тысяч» («Версия», 25.10.2003)

«Пиарщиков взяли за яблочко» («Известия», 23.10.03)

«Небедные люди» («Ведомости", 13.10.2003)

«Мы, нижеподписавшиеся» («Российская газета», 12.11.2003)

«КПРФ в миниатюре» ("Русский фокус", 01.12.2003)

«Похищение Евразии» (Журнал «Компромат», 27.11.2004)

«За все придется отвечать» («Парламентская газета», 27.05.2005)
Назад
  Путин: «Мы победили олигархию, справимся и с коррупцией».
Увеличить
«Борьба с коррупцией должна стать подлинно общенациональным делом, а не предметом политических спекуляций, полем для популизма, политической эксплуатации, кампанейщины и вброса примитивных решений - например, призывов к массовым репрессиям.

Подробнее...
  Коррупция должна быть не просто незаконной. Она должна стать неприличной.
Увеличить
В этот раз мне бы хотелось поговорить о теме, которая является очень сложной, очень тяжёлой и в то же время, к сожалению, бесконечно актуальной для нашей страны. Имею в виду тему борьбы с коррупцией.

Подробнее...
  Дмитрий Медведев: В борьбе с коррупцией важна "терапия", а не "хирургия".
Увеличить
Строгие законы и высокий уровень жизни являются отличным рецептом борьбы с коррупцией.

Тот, кто получает или дает взятки, должен быть жестко наказан, чтобы он понял, что совершил преступление. И каждый служащий, от милиционера до судьи, должен понять, что коррупция сразу положит конец его карьере.

Подробнее...
  создание сайта - www.PERFECT-DESIGN.ru