ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ
СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ
Национальный Антикоррупционный
Совет Российской Федерации
 
На главную
обратная связь
+7 (495) 725-0000
Главная
Информация
Документы
Программа совета
Антикоррупционные организации России
Органы Государственной власти

Информационный сайт Совета
Документы Увеличить шрифт
[28.03.2006] - Коррупция в России достигла опасно высокого уровня.

Коррупция в России достигла опасно высокого уровня.



Доклад Генерального прокурора РФ В.Устинова на расширенной Коллегии Генеральной прокуратуры России. (Тезисы)


Мы имеем возможность обсудить не только, как выполнены установки Президента России о повышении действенности прокурорского надзора, сформулировать приоритеты и задачи на перспективу. Убеждён, что сегодня самое время обсудить, применительно к нашей работе, ряд принципиальных моментов российской действительности.

Многие тенденции, противоречия и болячки общественного развития рельефно видны как раз через призму деятельности прокуратуры. Она своим влиянием проникает во все клеточки социального организма. А этот организм серьёзно болен. И причины болезни искать давно пора в области сознания.
"Если у общества утрачено понятие греха и стыда, то порядок в нём может поддерживать только полицейский". Однако, когда каждый день приносит очередное сообщение о мздоимце-чиновнике или "оборотне в погонах", наступает логический итог. Сам "полицейский" не может не быть прямым порождением общества, утратившего понятие греха и совести. Со всей беспощадностью нам является не только итог нравственного падения и духовного оскудения человека и общества, но и осознание, что без духовно-нравственного оздоровления нации у России нет будущего ни в экономическом, ни в правовом, ни в любом другом смысле.

Проблема не только и не столько в изъянах государственной системы, в несовершенных законах и нечестных чиновниках. Это не только и не столько болезненный выход из хаоса и разрушений начала 90-х годов. Десятилетие "реформ" продемонстрировало глубокое заблуждение либералов постсоветской формации. Они уповали на всесилие "правильных" экономических доктрин, идеальных общественных институтов, на чудодейственную силу рыночных механизмов, которые, якобы, сами по себе стимулируют в каждом и в обществе в целом энергию к созиданию. Мыслилось, что в условиях долгожданной свободы эта чудодейственная сила приведёт к расцвету каждого и всех. Но свобода, лишённая нравственных ограничений, выведенная за рамки добра и зла, логично обернулась рабством плоти и гордыни, торжеством самых низменных инстинктов. Русский обыватель и российский интеллигент оказались одинаково падки на искушение.

"Реформаторы" не осознавали, что восстановление безусловного права человека на собственность и возрождение предпринимательской свободы нельзя вырывать из системы ценностей, в которой богатство есть результат созидательного труда, а труд - это долг перед людьми.

В своей горькой прокурорской практике мы сталкиваемся с одной и той же ситуацией. Как только в человеке исчезает духовность, как только её съедает своекорыстие, спекулятивное отношение к миру, он становится на путь преступления.

Правовое государство неосуществимо, если не будет понятия "неблагородный поступок", который оценивается мерой добра и зла. Если исчезнет подлинный источник нравственности и морали - представление о грехе. Давно известно: честный человек останавливается гораздо раньше, чем вступает в силу закон, а благородный человек - ещё раньше.

Самая разветвлённая правовая и карательная система не сможет удержать человека от преступления, если он готов преступить нравственный закон. Жалкой предстаёт судьба государства, в котором законопослушание диктуется одним лишь страхом перед уголовным наказанием.

Россия в последние годы вырвалась из оков общественной лжи. С гласностью явилась правда. На пороге - честность и искренность отношений. Мы, прямо скажем, в страданиях вынашиваем национальную идею. Верю, что одной из её составляющих будет высокая духовность нашего общества. И здесь надо полностью использовать наш арсенал воздействия на общество.

1

Следует отметить, что для большинства прокуратур главное состояло в том, чтобы проверки исполнения законов, расследование уголовных дел, участие в судах стали максимально эффективными.

Цифры, хотя и скучная материя, но без них не обойтись. За год через руки прокуроров и следователей прошло свыше 3 млн. дел и материалов. Следственным аппаратом окончено расследование около 118 тыс. уголовных дел, в том числе - 27 тыс. - об убийствах, более 7 тыс. - о коррупции и взятках. Выявлено 1 млн. 616 тыс. различных нарушений законодательства и 199 тыс. незаконных нормативных актов. В интересах общества и государства предъявлено 153 тыс. исков на миллиардные суммы. К ответственности привлечены почти 108 тыс. нарушителей закона.

Словом, прокурорам есть что сказать российскому обществу. Подробный доклад о работе направлен Президенту России и Федеральному Собранию.
Теперь о наиболее актуальных направлениях нашей деятельности, которые зеркально отражают злободневные социально-экономические реалии.


2

На первое место нужно поставить защиту прав граждан, заботу о простых жителях городов и сёл, особенно слабо защищённых.
Во многих регионах идут акции протеста, связанные с заменой льгот на денежную компенсацию. Люди перекрывают дороги, блокируют административные здания. Отчасти это происходит потому, что местные власти не хотят слушать людей, не принимают мер к исполнению положений закона. Стращают людей правоохранительными органами. Нельзя допустить, чтобы закон о замене льгот обернулся для граждан унизительным хождением по инстанциям.

* * *

Не менее важно обеспечить права граждан в жилищно-коммунальном секторе.

Рынок потребительских услуг здесь формируется, не особенно сообразуясь с требованиями закона. В некоторых регионах жителям каждый год приходится приспосабливаться к жизни, а по сути выживать.

Безусловно, не прокуратура должна ремонтировать теплотрассы, завозить топливо, контролировать работу коммунальных служб. Но через представления, иски и уголовные дела она должна заставлять должностных лиц выполнять возложенные на них обязанности.

Не оглядываясь на высокое положение или социальный статус.

Я имею в виду, прежде всего, губернаторов, мэров, глав администрации. Это их святая обязанность заботиться о населении.

* * *

Иногда приходится слышать, что для наведения порядка в коммунальном секторе у прокуроров мало возможностей.

Сразу скажу, - подобные рассуждения лишь подтверждают известное правило: кто хочет - делает, кто не хочет - ищет причину.

* * *

В восстановлении справедливости не должны быть в стороне полномочные представители Президента Российской Федерации.

Важно, конечно, точно описать в докладе Президенту социально-экономическую обстановку в том или ином регионе округа. Но гораздо труднее, как того требует Положение о полномочном представителе, самому полпреду организовать в округе работу по реализации социальной политики государства.

У полпредов Президента прав не меньше, чем у прокуроров.

* * *

Перечень результативно сработавших прокуратур, безусловно, можно продолжать.

Но хотел бы обратить ваше внимание на следующее обстоятельство. На то, что вы медленно раскачиваетесь в применении эффективных мер воздействия, которые уже опробовали коллеги.

3

В процессе надзора за исполнением законов прокуроры реагировали на острые вызовы социально-экономической жизни.

* * *

В центре внимания были вопросы конституционной законности.

Обязанность исходить из закона и следовать закону в решениях властей с трудом пробивает себе дорогу. Незаконное нормотворчество в регионах, как многоголовая гидра. Едва ей отрубят одну голову, как тут же вырастает новая. С 2000 года опротестовано более 14,5 тыс. незаконных правовых актов органов государственной власти субъектов Федерации и почти 163 тыс. - органов местного самоуправления.

Причин, по которым пока не удаётся обеспечить единство правового пространства, множество.

В определённой мере сказывается фактор интенсивного обновления федерального законодательства. Новые законы диктуют необходимость приведения региональных норм в соответствующий правовой режим.

Нередко проблема упирается в то, что до сих пор не завершено разграничение компетенции между федеральным центром и субъектами Федерации. Последние на свой страх и риск принимают правовые акты, не совпадающие с федеральными законами.

Нельзя сбрасывать и амбиции региональных элит. Особенно в вопросах, связанных с регулированием финансовых потоков и материальных ресурсов. Поэтому значительное количество нарушений допускается при издании правовых актов в бюджетной и налоговой сферах, регулировании оборота алкоголя и природопользования, регламентации услуг в жилищно-коммунальном секторе, лицензирования и предпринимательства.

* * *

В пресечении незаконного нормотворчества прокурорам приходится рассчитывать, преимущественно, на себя. Органы юстиции здесь весьма слабые помощники.

Во-первых, они не проводят экспертизу правовых актов ненормативного характера. А в этих актах множество нарушений. Они касаются распоряжения денежными средствами субъектов Федерации. Ими на хозяйствующих субъектов возлагаются несвойственные функции, устанавливаются необоснованные льготы местным чиновникам и т.д.

Не "смотрят" органы юстиции за актами органов местного самоуправления. А там незаконных, - море разливанное.

Во-вторых, - иные заключения юстиции без слёз читать невозможно. Большинство их касается формы, а не правовой сути.

* * *

Особое внимание необходимо уделить правотворчеству муниципальных образований.

Часто случалось, что правовой акт отменён или изменён, а об этом никто не знает. И вновь назначенные должностные лица тиражировали правовые ошибки предшественников.

Теперь реестры ведутся во всех муниципальных образованиях.

* * *

4

Ещё один приоритет - экологическая безопасность населения. Ежегодно прокурорами выявляется по 75-80 тыс. нарушений природоохранных законов.
Надо дойти до истоков, дойти до тех, кто сегодня не принимает мер к тому, чтобы предотвратить угрозы экологической катастрофы.

5

Если вы заметили, то до сих пор не прозвучали данные, которые характеризуют динамику и структуру преступных проявлений. Я бы рад это сделать, но не могу и не стану.

Не стану потому, что как Генеральный прокурор не имею права обманывать общество, руководителей страны, Президента России. Высоко оценивая принципиальную позицию Министра МВД Нургалиева Рашида Гумаровича, считаю, что задача по искоренению фактов укрытия преступлений лежит не только на МВД, но и на прокуратуре, которая должна более наступательно вести работу.

Уголовная статистика, к сожалению, отражает не истинное количество совершенных преступлений, а негодную практику их регистрации.
Сегодня милиция выполняет много функций. Но главная функция - это защита людей от преступных посягательств. А в сложившейся ситуации с регистрацией получается, что она объективно покрывает преступников, помогает им избежать заслуженного наказания, потому что часть преступлений вообще не регистрируется.

Нет регистрации, значит нет преступления. Следовательно, нет и правосудия.

А что есть?

Есть издевательства над законностью и правами граждан. Есть весьма лукавые цифры.

Не регистрируя и укрывая преступления, милиция по существу вводит общество в заблуждение относительно масштабов преступности. Не зная размаха болезни, не определить способа лечения.

Не определить, сколько требуется людских и материальных ресурсов, которые государство должно выделить на обеспечение общественной безопасности.
Словом, милиция рубит сук на котором сидит. А чтобы совсем не свалиться с дерева и показать хоть какие-то результаты своей деятельности она прибегает к фальсификации многострадальной статистики.

* * *

В рядах блюстителей правопорядка немало тех, кто либо ходит на грани преступления, либо давно её преступил. За 2001-2004 гг. "кривая" преступности среди работников милиции выросла в разы. Выявление этих фактов - заслуга в первую очередь Министра и службы собственной безопасности. Но до знания
реального положения ещё далеко.

Реальное положение очень хорошо знают и чувствуют на себе простые граждане.

Это их обращения за помощью остаются без последствий.

Это они видят, как стражи порядка шастают по ларькам, набивая карманы рублями да бутылками.

Говоря об этом, я, отнюдь, не хочу очернить всех работников милиции, бросить тень на проводимую ими работу. Кому-кому, а прокурорам хорошо известны и её масштабы, и сложность, и опасность.

Это они, защищая граждан, в том числе обманутых их коллегами-фальсификаторами, каждый день идут под нож и пули. Это они каждый день рискуют своим здоровьем и жизнью.

Но в тоже время я глубоко убеждён, что меры Министерства внутренних дел, руководителей региональных подразделений для наведения порядка должны быть более действенными и, если хотите, - более суровыми. В противном случае есть риск подорвать доверие населения к власти, потерять у людей остатки авторитета и уважения.

* * *

Что такой ситуации должны противопоставить прокуроры?

Ответ очевиден, - продуманную и последовательную систему надзора. Остроту и принципиальность в реагировании на нарушения закона.

* * *

Когда мы думаем о выполнении своего долга, то должны быть свободны, совершенно свободны от боязни кому-то не угодить или от кого-то получить "осуждение".

Понятно, что одна прокуратура не может изменить ситуацию, скажем, в экологии или в другой сфере, где действует много внешних факторов.
Но на таком узком участке, как регистрация преступлений, какие нужны капитальные затраты?

Не устану повторять: прокурор района должен свой рабочий день начинать с отдела милиции.

Сейчас у каждого прокурора по два, а то и по три заместителя. Пусть сядут рядом с дежурным в отделении и своими глазами посмотрят, куда деваются заявления граждан, как здесь обращаются с людьми. И действуют, вплоть до уголовного преследования нарушителей.

Никто не ориентирует на оценку только по количеству уголовных дел. Дело - это свидетельство того, что мы контролируем процесс, который ушёл в прошлое. А пора научиться работать на упреждение.

Но, тем не менее, уголовных дел должно быть ровно столько, сколько фактов должностного подлога, фальсификации материалов и других нарушений было совершено. Только так можно навести порядок.

* * *

Конечно, критики в адрес милиции много. Свою лепту вношу не до кучи, а пытаюсь понять, где упускается главное звено. Мне думается, что в функциях участкового,

Большой русский писатель как-то пропел подлинный гимн российскому полицейскому. И не просто полицейскому, а околоточному надзирателю. Разговор шёл о том, кто важен для России. Университетский профессор, губернатор, министр? "Пустое! Полицейский - вот кто важен! Он знает вора, шулера, человека сомнительного поведения. Вся наша тревожная и практическая жизнь, тайная и преступная, ужасная и святая находится в поле зрения этого державного человека службы".

Чем, скажите, не портрет, не функция современного Анискина, идеального участкового из известного произведения?

Да, должны быть у нас образцовые милиционеры. Раз уж есть профессора, губернаторы, министры.

* * *

При этом, коллеги, прошу не забывать и о собственном доме.

Я уже приводил примеры безобразного отношения к разрешению материалов прокуратурах Амурской области. К сожалению, они оказались не единственными.

Вот какую практику проверки сообщений об обнаружении трупов граждан мы увидели в Санкт-Петербурге.

Прокуроры и следователи районных прокуратур на места происшествий выезжали не во всех случаях. Даже тогда, когда сообщалось об очевидных признаках насильственной смерти. Осмотр кое-как проводился работниками милиции. Специалисты судебной медицины к осмотру не привлекались.
По многим фактам сразу отказывалось в возбуждении уголовного дела. Никого при этом не смущало отсутствие в материалах акта судебно-медицинского исследования трупа.

6

Характеризуя состояние следствия и надзора за ним, должен отметить, что прокуроры стали активнее использовать процессуальные полномочия для пресечения нарушений, допускаемых органами дознания и предварительного расследования.

Сократилось число лиц, в отношении которых производство по делу прекращено за отсутствием состава или события преступления, а также непричастностью к совершенному преступлению. Чуть меньше стало дел, расследованных в срок свыше установленного законом. Хотя их общее число остаётся весьма значительным.

* * *

Значительным остаётся и количество нераскрытых преступлений. Оно составило 1 млн. 264 тыс. От правосудия ушли сотни тысяч преступников.

* * *

Я в очередной раз повторяю: за каждой неблагополучной цифрой - конкретный человек. Человек с его бедой, с надеждой, что государство его защитит, убийцу найдут и предадут законному суду.

Прокурору, чтобы влиять на события, надо думать только о людях, забывая себя.
Пора научиться говорить с людьми откровенно, хотя полная откровенность может быть для мундира и не выгодна.

* * *

Результативность уголовного преследования во многом (если не во всём) зависит от того, как организовано расследование. Особенно на первоначальном этапе.

Это всем известная истина. Её можно было бы не повторять. Но я вынужден это делать потому, что для некоторых прокуроров она не стала руководством к
действию.

Дело не в отсутствии нормативной базы или методических рекомендаций. С ними всё в порядке.

Главная беда в другом.

В том, что без недостатков мы уже не можем.

По всем фактам нарушений приказываю - провести проверку и всех виновных привлечь к ответственности, вплоть до увольнения.

* * *

Приведу результаты ещё одного интересного анализа. Его провёл наш НИИ. Сотрудники института опросили работников милиции и прокуратуры, которые имеют непосредственное отношение к раскрытию и расследованию убийств. И получили на проблему "взгляд изнутри".

Значительное число опрошенных связывают неудовлетворительную раскрываемость с низким качеством оперативной работы, пассивностью органов расследования, рутиной в их деятельности, скудной информационной базой, плохой организацией взаимодействия.

Нарушения и просчёты стали систематическими. Они повторяются от одного уголовного дела к другому, от региона к региону и из года в год. Между тем их устранение не такой уж титанический труд.

И разве для этого обязательно нужна проверка?

* * *

Разве обязательно нужно "встряхивать", чтобы люди работали с подобающей нагрузкой?

* * *

Иного напряжения и внимания требует надзор за следствием и дознанием в органах внутренних дел. Количество дел в МВД, оконченных следователями и дознавателями, сократилось более чем на 70 тыс. (почти 12 %).

Казалось бы, меньше дел, лучше сроки и, соответственно, качество.

Ничего подобного. Они практически не изменились.

Ничего не изменилось в "головном" ведомстве МВД - Следственном комитете. Там, что называется, по определению должна работать элита профессионального следствия. Комитет своей результативностью должен задавать тон всей системе следственных органов МВД.

А как он его задаёт можно судить по следующим данным.

В штате Следственной части Комитета 52 следователя, плюс 12 начальников. За год они сподобились направить в суд 21 дело. Из них два вернулось на дополнительное расследование. Еще пять дел прекращены за отсутствием состава преступления.

Вот и вся работа.

Другое подразделение Комитета МВД - управление по расследованию налоговых преступлений имеет такие же "впечатляющие" показатели. Тринадцать следователей и три начальника в суд направили два дела. Тринадцать дел были прекращены, в том числе 10 - за отсутствием состава преступления.

Сегодня я вправе спросить со своего первого заместителя и начальника Главка: когда будет порядок в Следственном Комитете?

Когда его руководители почувствуют твердую прокурорскую руку?

7

В последнее время от нашего внимания тихо ушла проблема защиты прав подростков, предупреждения безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних. Между тем для этого нет никаких оснований. Подростки сегодня самая беззащитная часть российского общества.

Под воздействием фактической бедности, пьянства и побоев со стороны родителей, бездушного отношения чиновников подростки часто оказываются на улице, а оттуда прямиком попадают в объятия криминальной среды. На несовершеннолетних ежегодно приходится десятая часть всех уголовных преступлений.

Проблемам охраны прав несовершеннолетних призваны заниматься органы внутренних дел, образования, здравоохранения, социальной защиты населения, комиссии по делам несовершеннолетних, многочисленные молодёжные и иные организации. Для этого имеется достаточно развитая нормативная база. Но, как известно, у семи нянек - дитя без глазу.

К сожалению, немало махрового формализма и безответственного отношения к защите подростков.
Поэтому прокурорский инструментарий должен использоваться более активно. Особенно, гражданско-правовые средства.
Словом, спрашивая на этом участке с других, надо каждый раз видеть свои обязанности и свою ответственность за ситуацию с подростками.

8

Теперь о задачах по борьбе с коррупцией.

Сегодня ни один документ, ни одно выступление политиков, экономистов, криминологов, в котором даётся характеристика социально-экономической ситуации, не обходится без упоминания о коррупции.

Она достигла опасно высокого уровня.

С этим согласны все. Разница существует только в оценке этого уровня.

На коллегии в июле прошлого года речь шла о том, что применение уголовного закона к коррупционерам больше имитируется, чем является реальной практикой.

Не могу сказать, что ситуация существенно изменилась. Но подвижки "с плюсом" очевидны.

И дело даже не в том, что на 21,5% выросла регистрация уголовно-наказуемого взяточничества и на 19% других преступлений против интересов государственной службы.

Главное в другом... Действия органов правоохраны стали более последовательными и целенаправленными.

(Это абсолютно правильно. Коррупция - явление скрытое. Искать её надо как раз там, где есть нецелевое или неэффективное использование средств государства. Ибо, как говаривал Ломоносов применительно к нашей теме: если у государства что-то убывает, то в кармане нечистоплотного чиновника обязательно прибывает).

Но в целом обстановка по-прежнему остаётся сложной.

Власти пока проявляют поразительную толерантность, не спрашивают с должностных лиц, в сфере ответственности которых коррупция процветает.

Не делают этого и некоторые прокуроры.

Когда, уважаемые коллеги, мы станем делать выводы?

9

Не менее ответственные задачи стоят перед прокурорским корпусом в сфере противодействия экстремизму и терроризму.

Совершенно очевидно, что мы имеем дело с международным терроризмом. Но бандиты действуют на нашей, российской территории. Они "освоили" (если можно так выразиться) уже многие объекты. Взрывали жилые дома, электрички, самолёты. Совершали теракты в других местах массового пребывания людей. Захватывали заложников в школе, театральном центре, больницах.

Простой обыватель может расценивать теракты как трагическое стечение обстоятельств и, погоревав после каждого, продолжать жить по-прежнему.

Правоохранительные органы этого себе позволить не могут.

Между тем это пока случается. Мы часто наступаем на одни и те же грабли и опаздываем с реагированием на опасные угрозы.

* * *

Президент России В.В.Путин после трагедии в Беслане поставил задачу выстроить антикризисную систему управления. Государственной стратегией
противодействия терроризму должны быть прогнозирование, ранние выявление и регулирование конфликтных ситуаций.

Сузить базу поддержки террористов можно лишь тогда, когда государственные структуры незамедлительно реагируют на законные требования и ожидания каждой социальной группы, которую бандиты пытаются использовать в своих интересах.

Прокуратура, куда стекается обширная и самая разнообразная информация, должна быть наиболее точным индикатором проблем основных секторов общества. А будучи таким индикатором, действовать по нейтрализации конфликтов ещё до того, как они вызовут волнения.

10

Обстановка в войсках, естественно, производна от общей социально-экономической ситуации. Тем не менее, для военных прокуроров самый главный надзорный приоритет - это соблюдение закона "Об обороне". От того, насколько строго исполняются положения этого закона, зависит реализация назначения российской армии - защитить своё Отечество.

А как защитить, если, по собственным оценкам военного ведомства, качественные параметры более трети соединений и частей постоянной готовности не соответствуют предъявляемым требованиям?

* * *

Хотел бы выделить следующие моменты.

Первый. Низкий уровень боеготовности, с нашей точки зрения, связан не только с моральным износом и старением техники, как это пытаются представить отдельные командиры и военачальники. Во многом дело упирается в безответственное отношение к её хранению и использованию.

Второй острый момент. Использование средств, выделенных на разработку и закупку военной техники. Бюджетом 2005 года на нужды национальной обороны и безопасности выделено на четверть больше, чем год назад.

Понятно, что эти средства не с неба свалились. Они, по определению Президента России, "отрываются" от социальной сферы и экономики.

Но на деле получается так, что чем больше денег выделяется, тем больше желающих на них нажиться. Если сложить, что наворовали и разбазарили только за последние два года, то получится треть месячной потребности на выплату денежного довольствия всем военнослужащим Вооружённых Сил (более 1,7 млрд.руб.).

* * *

Безответственность в ходе проведения конкурсов и заключения договоров на поставку в войска материальных средств, халатность, а порой и прямые злоупотребления допускаются практически повсеместно. Причём случается, что ещё реального финансирования нет, а условия для хищений уже созданы.

* * *

Третья задача - это социальная защита военнослужащих. База, без которой не создать мобильную и боеспособную армию.

Здесь в числе главных - жильё. Вокруг него роится немало откровенного ворья. Стоило чуть копнуть ход реализации Федеральной программой "Государственные жилищные сертификаты", обнаружился целый пласт махинаций.

Было дано поручение проверить все выданные сертификаты. Оно коснулось более 60 тысяч сертификатов.

Результаты оказались ошеломляющими. С отступлениями от требований закона был выдан каждый шестой сертификат.

* * *

Серьёзной задачей по-прежнему остаётся законность и правопорядок в войсках. Реальная ситуация там, если и меняется к лучшему, то только в докладах начальству.

А что на самом деле?

О реальном положении можно судить по оперативным сводкам. Чуть не каждый день в них содержатся сообщения о самоубийствах, травматизме и гибели военнослужащих, уходе их с мест несения службы. Солдаты не просто бегут, а бегут с оружием, оставляя за собой расстрелянных сослуживцев, шлейф
других кровавых преступлений.

По материалам многих уголовных дел видно, что спроса с должностных лиц, которые в ответе за твёрдый уставной порядок, а главное, - воспитательную работу, никакого нет.

Занявшись этой проблемой, нами была выявлена любопытная и многое объясняющая деталь. Сейчас среди офицеров, проходящих службу, в том числе на "воспитательных" должностях, находятся более тысячи осуждённых за различные преступления и, особенно, - рукоприкладство. Стоит ли после этого удивляться, что оно стало чуть ли не нормой в отношениях командиров с подчинёнными.

Ещё раз повторю: быть с войсками, жить их жизнью, обеспечивать средствами надзора законность и порядок - это не просто служба, а назначение военных прокуроров.

11

Несколько слов о ситуации в исправительных учреждениях.

Она, по сравнению с 2003 годом, не улучшилась, а ухудшилась, как бы чиновники из Минюста и ГУИНа не пытались убедить общество в обратном. В ходе прокурорских проверок выявлено нарушений в полтора раза больше, чем год назад.

Существенное сокращение лиц, которые содержались в СИЗО, не решило проблему их размещения. На невыносимые условия содержания в исправительных учреждениях потоком идут жалобы в Европейский суд по правам человека.

Из колоний бегут в одиночку, и группами. Некоторые из бежавших из колоний успели до задержания совершить новые преступления.

О какой охране, режиме и изоляции заключенных можно говорить, если в ходе только одной проверки СИЗО-1 г.Москвы у них нашли 43 мобильных телефона, свыше сотни зарядных устройств, водку и её суррогаты, заточки, верёвки, деньги и иные запрещённые предметы.

Занятная, согласитесь, картинка, когда заключённый, выпив рюмку-другую, по мобильному телефону даёт указания подельникам, что надо сделать для развала дела или совершения побега.

Как это можно терпеть!

Не изжиты случаи издевательств и жестокого обращения с людьми. Вновь в ходу факты, когда в помещениях окна не имеют стекол, у заключенных нет элементарных спальных принадлежностей: матрацев, наволочек, простыней, приборов для принятия пищи.

Не решены многие другие застарелые проблемы уголовно-исполнительной системы.

А вот, что касается всяких публичных представлений и конкурсов, фантазия чиновников ГУИНа бьёт ключом. На всю страну с телеэкранов идет пропаганда преступной субкультуры, эдакой залихватской воровской удали. Всероссийский конкурс "Калина красная" набирает обороты. Имеются данные, что Минюст планирует расширить его географию, привлечь к участию в конкурсе осуждённых из дальнего зарубежья.

(Бедный Василий Макарович Шукшин. Он, вероятно, в гробу трижды перевернулся от перспективы россиянам увидеть и услышать "блатняк", например, американского розлива).

Неужели непонятно, что такого перегиба не должно быть. Ведь люди отбывают наказание. Колония им - это кара со стороны общества и государства.
Могу себе представить, что думают пострадавшие от преступников, наблюдая с экрана уркаганское веселье. Да еще откровенный обман общества в СМИ, что за победу в конкурсе блатной песни следует освобождение.

Кто знает, тот понимает, что освобождает суд. И, отнюдь, не за победу в конкурсе.

12

Практически нет перемен к лучшему в сфере исполнения судебных решений.

Создаётся впечатление, что судебные приставы в государстве живут по своим понятиям и правилам. Грубые нарушения в их деятельности прокурорами вскрываются практически повсеместно и на всех стадиях исполнительного производства.

Приставы присвоили себе право, что называется "судить и миловать". Незаконно изменяют порядок и сроки исполнения документа, приостанавливают, а то и прекращают исполнительное производство. И как не работали по принудительному взысканию в бюджет налоговой задолженности и таможенных платежей, так и не работают.

Всё это приводит к совершенно очевидному выводу: службу судебных приставов следует передать в ведение системы судебной власти.

Такое предложение Генеральная прокуратура и Федеральная служба безопасности внесла ещё в 2001 году. Поскольку обстановка к лучшему не меняется, было бы нелишне вернуться к его рассмотрению.

13

В прошлом году участие государственных обвинителей было обеспечено по всем делам публичного и частно-публичного обвинения. Почти по 900 делам обвинение поддержали руководители прокуратур. А ведь ещё полтора года назад их в суде видели крайне редко.

Но участие участию рознь. Одно дело, если гособвинение поддерживается для показателя в отчёте. И другое, - если руководитель прокуратуры "садится" в процесс для того, чтобы свой опыт и навыки использовать для обеспечения законного и понятного приговора по сложному делу. По делу, которое попало в фокус общественного внимания.

Это принципиальная установка. Она касается прокуроров всех уровней.

А с чем приходится сталкиваться?

Прокуроры сторонятся громких дел. Норовят переложить обвинение на своих помощников и заместителей, нисколько не заботясь, готовы ли последние к этому профессионально и психологически.

* * *

К сожалению, злободневными остаются проблемы совершенствования УПК. В том числе процедура ознакомления с материалами следствия.

Внесенное в УПК правило, которое допускает разумное ограничение сроков ознакомления, коснулось только лиц, содержащихся под стражей.

А что делать с теми, кому избрана иная мера пресечения? Говорю это не для прокуроров, а в расчёте на участников коллегии - представителей законодательной власти.

Следует подумать о том, как без ущерба для прав участников процесса сократить время ознакомления с делом. Приблизить обвинение в преступлении к приговору.

14

С изменениями гражданско-процессуального и арбитражно-процессуального законодательства по ряду позиций прокуратура оказалась безоружной. В результате снизился реальный уровень правовой защищённости граждан, интересов самого государства, его субъектов и муниципальных образований.

Прокуратура всегда была инструментом правового воздействия государства на преобразования в социальной и экономической сферах. С помощью прокуратуры государство обеспечивает защиту прав и свобод граждан, как своей высшей ценности. Такова логика нашего правозащитного назначения.

А какая, скажите, логика есть в новой инициативе Минюста?..

Министр предложил: раз в России защита в суде своих прав, особенно в гражданском судопроизводстве, доступна лишь обеспеченным слоям общества, давайте сделаем как в Финляндии. Он, видите ли, был там в командировке и узнал, что у финнов в системе Минюста есть разветвленная структура юридических бюро. Юристы из бюро оказывают государственную юридическую помощь по неограниченному кругу вопросов и дел в судах. Особенно, по трудовым, пенсионным, семейным отношениям и т.п.

Спрашивается, а кто же создал у нас такое судопроизводство, что без тугого кошелька гражданину в суд не обратиться?

И зачем на финский манер создавать за счёт государства специальные структуры?

Не проще ли без затрат бюджета, вернуть прокуратуре её прежнее право обращаться с заявлением в защиту прав и интересов других лиц и вступать в дело в любой стадии процесса? Мы за такой полезный консерватизм.

***

Завершить свой доклад я хотел бы традиционным разделом о кадрах. "Человеческий" фактор был, есть и остаётся определяющим в любом деле, а тем более прокурорском. Каждый прокурор, каждый следователь - изделие штучное. На том держалась и держаться будет почти трёхвековая история прокуратуры.

Однако, что бросается в глаза?

Процесс обновления кадров приобрёл перманентный характер.

Беспокоит другое.

Выражаясь спортивным языком, - короткая скамейка запасных. Вы не растите инициативных, талантливых заместителей, готовых по первому предложению возглавить ту или иную прокуратуру.

Неужели опасаетесь иметь рядом тех, кто окажется умнее и сильнее вас? А ведь по всем канонам науки управления это самое идеальное состояние для эффективной работы.

А может быть иные не хотят или не умеют изучать людей? Подбор на выдвижение "серых", "удобных" кадров ни к чему хорошему не приведёт. Только профессиональные личности с аурой лидера могут повести за собой подчинённых и добиться результатов.

Адресуя этот упрёк прокурорам, я в равной степени отношу его к работе центрального аппарата и собственной работе. Мы плохо изучаем кадры, редко ездим в глубинку, не видим, как живут и чем дышат наши люди, на что способны, в чём нуждаются?

* * *

Вообще с кадрами, с людьми, которые находятся на государственной службе пора наладить селекционную работу.

У выдающегося русского философа Ильина вычитал, что править демократическим государством на всех этапах должны аристократы. "Аристос" по-гречески значит - лучший. Значит - не "самый богатый", не "самый родовитый", не привилегированный, не старший возрастом. Но именно - лучший.

К руководству в любой системе управления, в том числе нашей, следует допускать только лучших, только аристократов своей профессии. Искренних патриотов, людей государственно мыслящих, людей чести и ответственности, умных, волевых и образованных.

В персональном распознании этих людей можно ошибаться. Можно соглашаться или не соглашаться в их оценке. Но задача выделения лучших в прокурорской среде и их продвижения по службе бесспорна.

Хочу ещё раз повторить. Без сожаления расставались и будем расставаться с теми, кто в прокурорском кресле видит выгоду, а не каждодневный изнурительный труд и высокую ответственность.

Стержнем нашей кадровой политики должен быть творческий поиск стимулов для эффективной работы, уважительное отношение к людям, забота об условиях их труда, повышении мотивации и престижа прокурорско-следственной деятельности. Ведь 48% наших работников - это молодые люди до 30 лет.

Прокуроры - люди терпеливые и скромные.

Юристы прошлого говорили: "Не за вознаграждение работаем, но на него живём".

Мы делали и будем делать всё, чтобы положение работников прокуратуры было стабильно, чтобы улучшались условия для их работы. Чтобы прокурорский корпус конкретными делами утверждал законность, свою востребованность обществом и государством, оправдывал доверие Президента Российской Федерации.

Москва
21 января 2005 года

Назад
  Путин: «Мы победили олигархию, справимся и с коррупцией».
Увеличить
«Борьба с коррупцией должна стать подлинно общенациональным делом, а не предметом политических спекуляций, полем для популизма, политической эксплуатации, кампанейщины и вброса примитивных решений - например, призывов к массовым репрессиям.

Подробнее...
  Коррупция должна быть не просто незаконной. Она должна стать неприличной.
Увеличить
В этот раз мне бы хотелось поговорить о теме, которая является очень сложной, очень тяжёлой и в то же время, к сожалению, бесконечно актуальной для нашей страны. Имею в виду тему борьбы с коррупцией.

Подробнее...
  Дмитрий Медведев: В борьбе с коррупцией важна "терапия", а не "хирургия".
Увеличить
Строгие законы и высокий уровень жизни являются отличным рецептом борьбы с коррупцией.

Тот, кто получает или дает взятки, должен быть жестко наказан, чтобы он понял, что совершил преступление. И каждый служащий, от милиционера до судьи, должен понять, что коррупция сразу положит конец его карьере.

Подробнее...
  создание сайта - www.PERFECT-DESIGN.ru